Альпинизм как философия
Фото: alpinist.com

Фото: alpinist.com

Председатель Омской федерации альпинизма — о взаимовыручке в горах, о подвиге спортсменов на строительстве ГЭС и новых именах для пиков

Виктор Хан — носитель титула «снежный барс», единственный в области чемпион Военно-воздушных сил СССР, профессор Российской академии естествознания и глава Омской федерации альпинизма. Он уже покорил семитысячник — пик Коммунизма, и мечтает совершить восхождение в Гималаях.

Снежный барс — народный титул, присуждаемый альпинистам с 1961 года. Во всей России таких людей около 600. Барсом в СССР стать было непросто — надо было постоять на всех семитысячниках страны: Победы, Хан-Тенгри, Исмоила Сомони (пик  Коммунизма), Абу Али ибн Сины (пик Ленина),  Корженевской. Виктору Хану это удалось.

«Мечтаем, как похуже перезимовать лето»

– В моем детстве гор не было. Родился в Карагандинской степи, на маленькой станции, но Казахстан разный, и то, что горы где-то рядом, мы помнили. Мечтали посмотреть на мир сверху. Любимой забавой были «гигантские шаги» — к столбу привязаны веревки, держишься, разбегаешься и взлетаешь. Правда, на несколько секунд и очень невысоко, — смеется Виктор Иргонович.

После 10 класса Виктор Хан в общем вагоне отправился в Новосибирск в электротехнический институт (НЭТИ). С первого раза не поступил, но взял комсомольскую путевку в деканате:

– За год мы сумели построить институт гидродинамики Сибирского отделения Российской академии наук: все три этажа от фундамента до крыши. Работали днем и ночью, считая это большой честью, ведь институт был первым в Академгородке. Закладывали основы науки, можно сказать. Академик Михаил Алексеевич Лаврентьев, именем которого был позже назван НИИ, на сдаче объекта к каждому из нас подошел, руку пожал.

После НЭТИ Виктора с женой-однокурсницей распределили в Омск — город, далекий от гор. Но в конструкторско-технологическом институте, где он работал младшим научным сотрудником, коллеги увлекались альпинизмом. Уже через полгода по путевке добровольного спортивного общества «Труд» Хан отправился в горы.

– Чтобы попасть в горный лагерь, полагалось сдать специальные нормативы. Причем, показать лучшие результаты, потому что желающих было больше, чем путевок. Мне удалось, поскольку занимался спортом — борьбой и легкой атлетикой.

По два рейса настоящих и будущих альпинистов из Омска в 70–80-е годы каждое лето отправлялись в Среднюю Азию.

– У нас в ходу была поговорка: «Если работа мешает альпинизму, бросай работу», — смеется спортсмен. — Бросали — на время, конечно — и работу, и жен, и детей. Читал как-то воспоминания супруги известного альпиниста и барда, песни которого мы все поем. У него только ребенок родился, жена с малышом замучилась, а он — в горы. И ведь еще не факт, что вернется. Мы все такие — мечтаем, как бы похуже перезимовать лето. Горы тянут, а почему, ни один альпинист не ответит. Красота манит, но этого мало.

Альпинизм, хоть и называется спортом, вряд ли им является — скорее это образ жизни. У нас нет метров, которые нужно преодолеть за определенное количество секунд. У нас нет зрителей, которые подбадривают криками. У нас соперник не внешний, а внутренний — слабость и неподготовленность. Чемпионаты России, Европы, мира проводятся, но по нашим отчетам. Поднимаемся мы даже не командой — люди ведь приезжают из разных городов, часто друг друга видят впервые. Сплоченными становимся позднее, когда ночуешь, к примеру, на выступе шириной с ладонь. Развесишь веревки по скале, закрепишься, снизу — товарищ, сверху — товарищ. У кого места чуть больше — есть куда примус поставить, он чай разогревает для всех, передает по веревке. Уснешь, бывает, сползешь по стропам, и спишь дальше, уже на весу, пока друзья не дернут. Или на страховке стоишь, пока другой лезет. Ты вроде в безопасности, но мерзнешь страшно, и не дай Бог даже попрыгать, потому что не почувствуешь чужих движений, а жизнь человека зависит от тебя. Преодоление себя — в каждом шаге. Дошли до привала, упали, сил нет. А надо костер развести, попить обязательно — обезвоживание в горах страшное.

«Альпинисты сражались в Афганистане»

В советское время существовала стройная система подготовки альпинистов, начинающаяся с детских спортивных секций. Попав для начала в один из полусотни лагерей, которые тогда существовали по всему Союзу в горных районах — на Алтае, в Казахстане, Киргизии, Таджикистане, — под руководством опытных инструкторов любители проходили цикл начальной подготовки: по скальным, снежным, травяным, ледовым склонам. Потом — первый перевальный поход и зачетное восхождение на вершину категории 1Б, за которое давался значок альпиниста СССР.

Фото из личного архива Виктора Хана.

Фото из личного архива Виктора Хана.

– Постепенно восхождения становятся сложнее, а ты — опытнее. Именно поэтому несчастные случаи были редкостью. Систему построил родоначальник спортивного альпинизма в СССР, заместитель наркома юстиции Николай Крыленко, создавший горную секцию в 1929 году при Пролетарском обществе туризма и экскурсий. Он сумел доказать, что к нему нужен государственный подход, а значит, и финансирование. Не было бы больших электростанций вроде Саяно-Шушенской, Таштагольской, если бы не спортсмены, ставшие промальпами. На скалы кроме них никто бы не добрался. Опытный полководец Крыленко знал, как важно для военного умение ориентироваться в горах, понимал, что ничто другое не сплачивает так, как одна связка. Войны на Кавказе — Чечня, Афганистан — показали его правоту. Не могли наши солдаты противодействовать коренным горцам, знающим каждую тропку. Переломы в войнах случились именно тогда, когда со всех частей собрали альпинистов.

«Надо сохранить в себе человека»

Список погибших альпинистов ведется с 1929 года — все имена и причины бед известны наперечет. Это — учеба на чужих ошибках.

– Сейчас смерть в горах стала частым явлением, — вздыхает Виктор Иргонович. — И в большинстве своем несчастья случаются не с альпинистами, а с отдыхающими. Наших спортсменов вообще осталось немного — человек 50 из тех, кто может оплатить дорогу: практически все лагеря остались за границей. А отдыхающие в горы лезут отчаянно, поверив объявлениям: «Восхождение любой сложности с опытным инструктором». Да ни один опытный инструктор не поведет начинающих сложным маршрутом! Табличек с именами на маршрутах — масса, а сколько могил остались безымянными?  Восьмитысячник Эверест усеян телами погибших — на гору смерти идут, как правило, богатые экстремалы, не привычные к большим нагрузкам. Иностранцы всегда были слабее россиян, они даже в Альпы кислород за собой несли. А какая там высота-то — 5 тыс. метров? Мы на Пик Коммунизма и то без газа поднимаемся: у советских альпинистов не принято было, а у российских — денег не хватает. Но не только в этом дело.

Виктор Хан. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Виктор Хан. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Горы — это особая среда: чем выше, тем труднее нести себя. В разреженном воздухе силы не восстанавливаются, сознание меняется. Если не было в нем заложено ответственности за других, ей и взяться не откуда! Команда — это не просто идти вместе. На самом деле, поднимаясь к тем же пятитысячникам, мы идем по одному, двое — так удобнее. Но все равно вместе. Не вижу смысла в тупом покорении вершины. Главное в альпинизме — то, что в тяжелых условиях, изолированные от мира, мы сохраняем в себе человека. Сумел же наш Анатолий Букреев в 1996 году спасти в одиночку с Эвереста троих, а в 2006 году через живого еще британца Дэвида Шарпа перешагнули 40 земляков. Поневоле будут черные альпинисты являться.

Впрочем, в мистику Снежный барс не слишком верит — в горах есть более реальные опасности:

– Орлы и с ног сбить могут, и наши складки разрывают с припасами. Медведи безошибочно идут на запах сгущенки, даже еще не открытой, в железной банке. А стрелять в животных нельзя — мы же спортсмены, имеем право только охотников вызвать, и ракетницу в воздух пустить.

«Еще хочется в горы!»

Классический альпинизм превращается в вымирающий вид спорта. Его разделили на скалолазание, ледолазание, скайраннинг — бег по горам, боулдеринг — лазание по валунам.

– Это уже шоу, а не философия. Дело доходит до смешного — можно стать мастером спорта, ни разу не побывав в горах: достаточно скалодрома.

Своим главным достижением чемпион считает вовсе не вершины, а создание в 1983 году Омской федерации альпинизма, ставшей частью Российской. В Сибири этот спорт теплится пока только в Омской области да Красноярском крае, где всегда был профильным, и его поддерживает власть.

– Мы выживаем на взносы, на деньги спонсоров, — говорит председатель омской федерации. — Называем, по праву первовосходителей, в честь них пики. Но сумели открыть и пики, которым дали имена земляков, героев Великой Отечественной войны — Дмитрия Карбышева, Николая Бударина. Еще один, на Алтае, надеемся назвать в честь Омска, к 300-летнему юбилею. Дело непростое — чтобы вершина была занесена на географическую карту, нужен подробный отчет, описание маршрута с фотографиями, согласование в местных органах власти. Еще с 90-х пытаюсь пробить экспедицию в Гималаи — восьмитысячники есть только там. Надеюсь, все же успею. И самому ведь хочется подняться! Организовываем сборы, экспедиции, каждое лето выезжаем в лагеря Алтая, Казахстана, выступаем на чемпионатах страны, подготовили двух барсов России. Члены федерации занимаются со школьниками, студентами. Вырастут ребята — будут тоже смену воспитывать. 

«Мы натерпелись без Родины» Далее в рубрике «Мы натерпелись без Родины»«Русская китаянка» из Омска — о жизни российских эмигрантов в Маньчжурии со времен царя Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»