Книжкин дом
Омская Территориальная народная библиотека. Фото: om1.ru

Омская Территориальная народная библиотека. Фото: om1.ru

Как в Омске выживает народная библиотека

– Книжный фонд за счет читателей пополняется, — объясняет РП омский библиотекарь Лариса Суворова. — Читатель наш Михаил, молодой мужчина, каждый день покупает детективы, исторические романы, фэнтази. Прочитывает, и сразу к нам, я ему отдельный шкаф выделила. Те, кто книги себе позволить не может, приносят газеты, журналы. Лучшее отбираю, подшивку журнала «Журналист» за 1968 год разве можно выбросить? Это же история! Ну, а рекламный мусор, что в почтовые ящики скидывают, в прием макулатуры сдаю. Каждая копейка на счету: только за коммунальные услуги в месяц надо 18 тыс. рублей заплатить. Пришлось и абонентскую плату ввести. Небольшую — 350 рублей в год, читатели не жалуются.

Пожилая женщина у стойки с книгами подхватывает:

– Библиотека нам выживать помогает, мы — ей. Наша ведь, родная. Ее в июле 1941-го года вместе со всем заводом электротехнической аппаратуры из Киева эвакуировали. Бывшие заводчане, их дети и внуки со всего города сюда ездят. Жители Центрального и Ленинского округов приходят — одна на всех библиотека. Лариса Николаевна постоянных читателей не только в лицо знает, но и по книжным предпочтениям. Я как-то обмолвилась, что найти не могу найти тома про советских разведчиков из серии «Жизнь замечательных людей». А через месяц приезжаю, она их мне выкладывает!

«Может, Бог читать любит?»

Идея народной библиотеки родилась у ее бывшей заведующей, Ирины Кузаковой:

– В библиотеке я с юности работала, потом в книготорг товароведом ушла, а к 40 годам вернулась уже заведующей. Мебель новую выбила, комплектование затеяла. Но грянула перестройка. Первым делом завод «Электроточприбор» решил отдать городу жилую пятиэтажку, построенную хозспособом на средства своих работников. Вместе с ним — профсоюзную библиотеку, располагающуюся на первом этаже.

– Заводу мы не нужны были — нам зарплату платить перестали, — вспоминает Кузакова. — Но и управлению культуры — тоже. Чиновники посмотрели помещение: ремонт нужен, а денег нет. Говорят, только ваш фонд возьмем. То есть 70 тыс. книг, которые мы собирали по крупицам, раскидают по разным хранилищам. А читатели как же? Я придумала зарегистрировать библиотеку как общественную организацию, выгнать которую из помещения не имели права. Как раз Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы и частный фонд объявили конкурс грантов по демократическому движению. Я написала огромный проект: восемь направлений: бесплатные консультации юриста, просвещение потребителей, духовно-нравственная школа, клуб интересных встреч «Душа человека», постоянная выставка работ инвалидов…

Ирина Кузакова. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Перед новым, 1998 годом, Кузаковой позвонили из приемной Екатерины Гениевой, российского филолога, библиотечного, культурного и общественного деятеля, эксперта ЮНЕСКО: «Вы победили!» Неискушенная в денежных вопросах, библиотекарь не заложила в смету чаепития, фотосъемку, не учла перемены курса доллара. Потом получала меньше своей технички — 150 рублей в месяц:

– Повезло, потому что душу в проект вложила. А может, Бог тоже читать любит? У меня, к тому же, образовался целый круг сподвижников: писатели, художники, ученые, дети, пенсионеры. А Гениева предложила поучаствовать еще и в благотворительном проекте: выбираешь книги по каталогу, и платишь за них только 30%! Я, когда каталог этот увидела, замерла от счастья — роскошь немыслимая! Пошла к директору завода на поклон, и он выделил деньги. Ох, я и заказала сразу — и классику, и справочники, и «Пушкиниану», и книги по искусству. В эйфории этой и возомнила, что могу спасти библиотеку!

Грант принес славу: Ирину Кузакову представили к званию заслуженного работника культуры, к ней потянулись учиться коллеги, завод стал время от времени подкидывать средства. Удалось закупить компьютерную технику, которой в учреждениях культуры еще не было. Тут подоспел новый грант. Конкурс примерно на ту же тему объявило посольство Нидерландов в России. Ирина Кузакова снова выиграла для библиотеки год жизни.

– Пригласили на прием в посольство. Я пошла в управление культуры, говорю: «Дайте альбом об Омске, послу подарить, а то ведь никто не знает, что это за Сибирь такая». Оказалось, надо сначала у того визу получить, потом у другого, у третьего. Плюнула, сама купила — всю зарплату ухнула. Вечернее платье надела, посол на танец пригласил, жена его руку пожала. Звездный час! А обратно вернулась, сюрприз: списали мою библиотеку с баланса завода. Оптом, безо всякой передачи. Забирай, говорят, свои книги, если ты такая умная.

В 2001-м жить стало не на что. Ирина Вячеславовна искала спонсоров, обращалась во все компании. Организовала платные услуги — печатала справки, устроила ночной абонемент, сдавала в аренду читальный зал для проведения лекций. Один из арендаторов, не желающий платить по договору, написал заявление в полицию, обвинив ее во взятке. Кузакову допрашивали восемь дней, пока не разобрались, что библиотека — негосударственная. Горько усмехается:

– Такие заводы закрылись, от нашего пятая часть осталась, и та — на задворках… А библиотека держалась. Благодаря моему упрямству, в основном. Хотя все же горжусь немножко. Читателей заразила — стали приносить книги мешками и рюкзаками. Сотрудники мои постепенно разошлись. Думала уж, я одна сумасшедшая осталась, а в 2004–м Лариса появилась. С чистой совестью ушла на инвалидность — слишком тяжел крест оказался. Теперь-то хорошо живу: пенсия 9 тыс. рублей плюс 250 рублей доплаты за звание «заслуженного». Но душа болит.

Назад в СССР

Лариса Суворова, мать четверых детей и библиотекарь по образованию, пришла за книгой. И осталась. Зарабатывает массажем, а в будни бесплатно выдает книги, организует встречи, моет пол на площади 240 м, поливает цветы.

– Глупость мы сделали, — сетует она. — В 2012-м пожарные оштрафовали — сигнализация испортилась. Обратились вместе с читателями в горсовет за помощью, ну и напомнили о себе. Горсовет обрадовался — такой опыт пропагандировать надо, чтобы все учреждения культуры в свободное плавание перевести! Департамент имущественных отношений возмутился: помещение в центре города простаивает, выгода упускается! С тех пор — проверка за проверкой. Мы с читателями несколько лет собирали деньги — сигнализацию и электропроводку поменяли, на ремонт стройматериалы заготавливаем. Но детские книги стоят рядом со взрослыми — нарушение. Библиотека не отвечает современным требованиям — преступление. Электронного каталога нет — безобразие. Я его делаю потихоньку, но ведь тысячи книг надо перетряхнуть, переписать! Попросила очередную комиссию из Центральной библиотечной системы: помогите. Главный библиотекарь Наталья Чернявская только засмеялась: «Кто же будет бесплатно работать? Отдавайте здание городу, книги раскидаем по хранилищам».

Лариса Суворова. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Да спишут они наши книги! Вышел у них срок хранения, кто будет разбираться? Недавно мама с дочкой пришли, попросили «Пеппи Длинный чулок». Мама заплакала — это та самая книга, которую она в детстве читала! Да только ради этого уже старье издания хранить стоит, не говоря про раритеты — у нас даже Дени Дидро 1928 года есть, еще «Русским Обществом друзей книги» выпущенное. Я даже покет-буки дамские выбросить не могу — читательницы прибегают: «Это вы зачем делаете, наше!» Предлагала департаменту культуры: давайте библиотеку назовем «Назад в СССР», даже менять ничего не надо — шкафы, стулья с советских времен остались. Не слышат меня….

Департамент имущественных отношений подал на Территориальную народную библиотеку в суд с требованием либо оплачивать аренду помещения, либо передать его городу: договор о безвозмездном пользовании кончился. Ужиматься больше некуда — книги стоят в стеллажах, лежат на столах и полу. 11 мая 2016 года, по решению суда, «народники» должны съехать — по 80 тыс. рублей каждый месяц они платить не смогут.

– Зачем городу помещение? — не может понять Ирина Кузакова. — Библиотеку завода им. Баранова в прошлом году сократили в два раза, спихнули в два этажа. А тоже во время войны вывезли, библиотекарь сидела ночами на снегу, книги сторожила. Богатейший фонд: 300 тыс. экземпляров. Только не арендует никто освобожденные метры: кризис.

Владимир Шалак, директор департамента культуры Омска, уступив настояниям читателей и сочувствующих, пообещал, что народная библиотека останется на прежнем месте, в том же составе. Даже ремонт посулил. Но люди не верят: за два последних года, один из которых был годом Культуры, второй — Литературы, закрыто семь муниципальных библиотек: не на что департаменту их содержать.

«Речь — на кончиках пальцев» Далее в рубрике «Речь — на кончиках пальцев»В Омске психолог помогает особым детям учиться в общеобразовательных школах наравне со сверстниками и быть счастливыми Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»