«Память — не футбольный мяч, чтобы бить по ней ногами»
Виктор Ледовских, один из первых тренеров «Иртыша», мастер спорта. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Виктор Ледовских, один из первых тренеров «Иртыша», мастер спорта. Фото: Наталья Яковлева / «Русская планета»

Старейший тренер из Омска — о том, как в области зарождался футбол и почему эту историю сегодня забывают

Первый музей омского футбола находится в спорткомплексе «Красная звезда». Организовал его мастер спорта СССР Виктор Ледовских, один из первых тренеров «Иртыша», самой известной команды региона. Под его руководством она превратилась из заводской в областную, воспитав 47 мастеров спорта.

Игра спасала от голода

– У меня прозвище было — Калачинский, а их болельщики только хорошим игрокам дают, — вспоминает Виктор Сергеевич в беседе с РП. — В Калачинске играть начал. Шесть лет мне было. Отец на войну в первый же день ушел. Бухгалтером был простым, но, как Молотов объявление по радио сделал, с работы прибежал уже в военной форме. Маму поцеловал: «Береги детей, Клаша». В 43-м погиб под Орлом. А мама женщина сильная. Тоже с образованием, но пошла работать в чайную. У нас всегда хлеб был. И не только у нас, троих братьев — у всей нашей дворовой команды. Немного, конечно, но делили буханку в день, что мама приносила вместо зарплаты, на всех, по-честному. И мяч взялись гонять, чтоб по еде не тосковать — голодными оно еще и легче.

Тренировал нас по доброте душевной сосед Коля Веселов, инвалид, его на войну не взяли. Хорошо натаскал. В старших классах меня даже за команду военной части играть пригласили, по всей области ездили.

А в 17 лет, когда в Омский институт физкультуры поступать прибыл, там уж знали — Калачинский! Сразу пришел Николай Федорович Чупрына, первый тренер «Иртыша», тогда это была команда завода имени Баранова. Сняли мне комнату, а экзамены сдал легко: очень «Иртышу» нужно было, чтобы я играл. Футбол тогда, после Великой Отечественной, в Омске стал развиваться, — отмечает тренер.

Во время войны Омск превратился в промышленный центр — предприятия из европейской части страны эвакуировали в Сибирь. Из Ленинграда прибыл танковый завод имени Козицкого, из Москвы — авиационный «Полет», из Киева — «Электроточприбор», из Краснодара — «Измерительные приборы». «Барановцев» доставили из Запорожья — авиаоборудование и специалистов. Многие после Победы так и осели в Омске, начав возрождать спортивные традиции. Начавшись с клуба «Иртыш», образованного в 1946 году, футбол быстро стал популярным в городе. Благо для тренировок требовалось немного: мяч да чистое поле, для матчей служил стадион «Динамо» вместимостью 6 тыс. зрителей.

– Студентом меня официально слесарем в цех устроили, хотя там я и не был, — продолжает Ледовских. — Наша с ребятами работа была на поле. Тренировки проходили каждый день, часто по два раза в сутки, в воскресенье — матчи в области, других городах от Урала до Дальнего Востока. Уставали — только до кровати доползти. Выходные бывали редко, чаще отсыпались в поездах. Зато как кормили! После каждого матча в заводской столовой столы накрывали хоть днем, хоть ночью: борщ, второе, сметаны по стакану и сахар прямо ложками. Другой глюкозы не водилось, так что это для нас лучшее восстановление было. А когда институт закончил, в трудовой книжке записали: «Инструктор». Зарплата уже, соответственно, инженерская, да командировочные.

Только мы же не за деньги играли. Стадион «Динамо» всегда был забит до отказа. Болел народ отчаянно. «Барановцы» к команде перед матчем обязательно подходили, руки жали, обнимали: «Не посрамите чести завода, парни». А за область выступать стали — ответственности еще больше появилось. Тем более что я к тому времени, начав с полузащитника, стал центральным нападающим. До Марадоны мне далеко, конечно, но за карьеру на серьезных играх 51 мяч забил, а на домашних — кто считал...

Из противниц футбола — в жены

В 1960 году «Иртыш», впервые в истории омского футбола, победив в зональном турнире, стал серебряным призером Всесоюзного первенства. В высшую лигу советского футбола команда не попала, хотя воронежцев, занявших первое место, обыграла. Сразу 13 человек, в том числе центральный нападающий, были приставлены к званию «Мастер спорта СССР». До этого среди омичей мастеров футбола не было. Ледовских проснулся знаменитым.

– Даже поклонницы появились, — смеется Виктор Сергеевич. — За меня две красивые девушки болели: Ира и Алла. После матча все разойдутся, а они гуляют у стадиона. Один-то я как-то робел, не до девушек же было все, первым делом мяч. Однажды парни подбили, пригласили мы девчонок в кафе, мороженым угостили. Через некоторое время они нас в гости позвали. Мы кавалеры шикарные, персики в трехлитровой банке купили. А у них еще и третья подруга оказалась — Галина. Правда, принципиальная противница футбола. На этой почве мы с ней и сошлись.

Я ей всю жизнь доказываю, что из футболистов хорошие мужья выходят. Обычно жены — главные болельщицы. Недавно супругам Олега Кузнецова, Володи Иванова клуб «Иртыш» вручил почетные шарфики — они уже полвека его фанатки. Но лучшими болельщиками всех времен были моя мама и жена нашего вратаря Августа Василевского. Мы его Васей звали для простоты. Только мяч к нашим воротам наметится, она на все поле: «Васька-а-а!» Вся команда энергичнее становится, не говоря уж про Василевского. Умер Вася. Немного нас осталось. Память бы сохранить, — заключает он.

Девять лет назад, выйдя на пенсию, Виктор Ледовских организовал омский музей футбола. Выделили под него актовый зал в манеже «Красная звезда». Многое тренер принес из дома: чугунные кубки за победы в 1960–70-х годах, справочники со счетом игр и биографиями спортсменов, истершиеся фотографии с матчей, вытканные шелком портреты Сталина и Мао Цзэдуна, которые подарили после игры соперники-китайцы. Часть фонда передали товарищи по клубу «Иртыш» и воспитанники двух юношеских футбольных школ города. Под личную ответственность Ледовских — в спортивном мире он имеет репутацию человека надежного, искренне болеющего за свое дело. Доказал это не только игрой, но и работой: тренером «Иртыша», судьей игр первенства России, директором спорткомплекса «Красная звезда», руководителем СДЮШОР-18, реанимировавшей вместе с ним хоккей с мячом в Омске.

Музей в…щитовой

С памятью плохо. И не у Виктора Сергеевича, несмотря на его 80 лет. За всю жизнь не выпил больше бокала шампанского, ни разу не взял в руки сигареты, пережил голодное детство и до сих пор соблюдает диету. А не так давно выполнил нормы ГТО, усмехаясь: «Да какие там нормы-то: пробежал, пострелял».

Два года назад пришел новый директор департамента по делам молодежи, физкультуры и спорта города. Назначил, как водится, нового директора спорткомплекса. Затеяли музейную экспозицию истории спорта в другом помещении.

– Зачем, чтобы создать новое, убивать старое? — недоумевает заслуженный спортсмен. — Планшеты с портретами футболистов, которые мы собирали по родным и знакомым, реставрировали, вытащили в холл, где каждый может сделать с ними, что угодно. Металлические конструкции разрезали, кубки я в «Иртыш» отвез, обратно раздал школам. Портреты знаменитых футболистов в деревянных рамах, которые на свои деньги делал, со стен сняли. Вот это Дмитрий Сычев, чемпион России, наш воспитанник, — поднимает он один из постеров. — А тут сборная России, наши ребята с президентом страны и министром спорта. Ну, разве это уважение? Такие люди в музей приходили! Иван Дворный, олимпийский чемпион, тоже наш земляк, всю баскетбольную команду привел. Профессор Геннадий Лолаков, разработавший специальную методику тренировок, в журнале посещений душевную запись оставил: спасибо, мол, что пропагандируете футбол. А ребятишки тут просто жили — у меня график посещений для всех школ города был расписан, и спортивных, и общеобразовательных. Я для них еще и бесплатный шахматный кружок организовал прямо в музее. Теперь сижу в помещении размером 10 кв. метров, в котором вообще не полагается людям сидеть. Храню коробки. Идея с музеем всего омского спорта, может, и неплохая. Только уже два года ремонтируют помещение, стены расписывают. Разве же это главное? Экспонаты-то где возьмут, особенно после того как мой музей разогнали? Кто их теперь отдаст? А ты спрашиваешь, почему в России нет футбола…

Команда музея им. Баранова. Фото из музея футбола в Омске

Команда музея им. Баранова. Фото из музея футбола в Омске

Музей футбола в крупнейшем крытом футбольном манеже за Уралом сейчас располагается в электрощитовой бытовке. Еще не пристроенные победные кубки, расставленные по столам, отражают только электрический свет — окошек в комнате нет. Метровые портреты великих футболистов мира и страны сложены стопкой — ни поставить, ни повесить их некуда.

По мнению Михаила Расина, директора департамента по делам молодежи, физкультуры и спорта Омска, «экспонаты музейной экспозиции истории омского футбола размещены в помещении, отвечающем требованиям обеспечения безопасности музейных ценностей, а планшеты с портретами футболистов не имеют исторической значимости». Главный хранитель устало машет рукой:

– Теперь уж никто и не вспомнит, что Александр Петров и Всеволод Бобров, входящие в 100 лучших футболистов мира, наши воспитанники, а не ЦСКА. А как мальчишкам-то расти, на чьем примере им показывать, что и в нашей провинции можно многого добиться? Память — не футбольный мяч, чтобы бить по ней ногами.

«В глубине души хотела, чтобы нас услышали» Далее в рубрике «В глубине души хотела, чтобы нас услышали»«Русская планета» встретилась с девушкой, вдохновившей жителей Омска чинить дороги Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»