«Мы дети твои, Ленинград»
Памятный знак «Ленинградцам-блокадникам за ваш подвиг от благодарных омичей». Фото: Наталья Савченко / «Русская планета»

Памятный знак «Ленинградцам-блокадникам за ваш подвиг от благодарных омичей». Фото: Наталья Савченко / «Русская планета»

Омские ленинградцы поделились с РП воспоминаниями о блокаде

Блокада Ленинграда началась 8 сентября, 74 года назад. Когда немецко-фашистские захватчики подошли к городу, тысячи ленинградцев были вынуждены покинуть его.

В первую очередь вывозили детей: школами, детскими садами, яслями. Для многих из них Прииртышье стало второй родиной.

Члены омского клуба «Блокадник» собрались сегодня в Парке Победы у памятного знака «Ленинградцам-блокадникам за ваш подвиг от благодарных омичей».

– Что связывает Омск с Ленинградом? Около 17 тыс. ленинградских детей в годы войны приняла Омская область, из них 15 тыс. были воспитанниками детских домов. В Омске одна из площадей названа Ленинградской, один из мостов тоже так называется, — рассказывает РП член клуба «Блокадник» Юрий Ильин. — В наш город тогда переехало несколько предприятий вместе с высококвалифицированными специалистами, что в дальнейшем способствовало экономическому и культурному развитию Омска. Омск тоже отдал свою дань, когда после снятия блокады направил в Ленинград на восстановление 300 девушек и 20 грузовых машин. Вот это мы все это должны помнить. Весь народ защищал северную столицу, оттягивая на себя силы врага. Не было в истории такого, чтобы 900 дней выстоял город, который окружен, и потом все-таки добил врага. А самое главное, что точку в снятии блокады поставила 364 омская дивизия под командованием коренного омича полковника Вержбицкого Антона Васильевича. Их хотели отправить на переформирование, но он убедил командование дать ему еще одни сутки. Они сумели взять Тосно.

Юрий Ильин ведет хронологию тех событий, изучает и сам издает материалы. По его словам, официальных данных о количестве погибших военных под Ленинградом нет.

– Есть данные только по гражданскому населению, которое было прописано в Ленинграде — это 635 тыс. 645 человек. Но там же были люди, которые прибыли из занятых врагом районов области, которые умерли по дороге. В Ленинграде погибли около 4 млн человек, вот посчитайте, какой это процент из всех погибших в ту войну. На одном Невском пяточке погибала целая дивизия за час боя. Я видел это место, оно голое, как ладошка, там до сих пор не растет ни дерево, ни трава, ни кустик. Защитники знали, что назад пути не будет, но дезертиров не было. Люди совершили огромный подвиг. И этот подвиг защитников и жителей Ленинграда вынуждены признать официально даже ярые антисоветчики. Не меньший подвиг совершили мирные жители, они вам сами расскажут сегодня. Я хочу вспомнить своего друга, его уже нет, его звали Сергей Михайлович Крылов. Он рассказывал, что после снятия блокады стали выдавать в магазинах жиры. А у людей кишки от голода превратились пергаментную бумагу. И вот кто пробовал на язык этот жир — падали замертво. Блокада собирала свои жертвы и после освобождения города, — продолжает блокадник.

Люди, собравшиеся у памятника и пережившие войну, безусловно, находятся в самом почтенном возрасте. Но бывшие ленинградцы, а ныне омичи, полны оптимизма, практически все они заняты серьезной общественной работой. Например, Нина Махотина — заместитель председателя Совета ветеранов 6 микрорайона.

– Когда началась война, нас, детей, вывезли из города в область, — вспоминает Нина Махотина. — Многие детские сады были вывезены, думали ведь, что все быстро закончится. Мне было пять лет, а сестре семь. Папа работал на Металлургическом заводе имени Сталина, у него была бронь, поэтому на фронт он не ушел. Мама приехала за нами и забрала домой, чтобы мы были все вместе, но это продолжалось недолго. В Ленинград мы успели вернуться последним поездом. Жили в землянке, которая была вырыта рядом с домом. Там были нары, а посередине стояла печка круглая, там мы грелись. Жили мы все очень дружно, соседи помогали друг другу, чем могли. Голодали. Ходили на Бадаевские склады, там раньше хранился сахар, а потом они сгорели, их разбомбили сразу. Мы собирали там землю, перемешанную с сахарным песком. Придешь, размешаешь земельку в кружке и пьешь эту черную воду. Ах, как же было сладко! Так и жили: один идет в очередь за хлебом, другой со складов чего-то да принесет, третий смотрит за детьми. В 1942 году папа заболел пневмонией, врачи сказали, что организм очень слабый, необходимо усиленное питание. А какое уж там питание. Папа умер. Похоронили мы его на кладбище, мама сумела, чтобы не в общей могиле. Мама решила, что нужно уезжать. У меня до сих пор хранится удостоверение, по которому нас вывозили. По-моему, оно только у меня одной осталось. Поехали в Новосибирскую область, а по сути, неизвестно куда, а при себе — только котомочки. Путь длился три месяца, часто останавливались. Помню, поезд остановился в лесу, пропускали состав с техникой. Кого вынесли, кто сам вышел из вагона, сумел. Уж так обрадовались этим цветам, траве, летом мы ехали. Когда закончилась война, в Ленинград мы не вернулись. Так и я осталась в Сибири, Сибирь, как говорится, притянула.

Заместитель председателя Омского областного совета ветеранов Леонид Алешин. Фото: Наталья Савченко/ «Русская планета»

Заместитель председателя Омского областного совета ветеранов Леонид Алешин. Фото: Наталья Савченко/ «Русская планета»

По словам Нины Семеновны, блокадников в Омске и области осталось очень мало — всего чуть более 200 человек. Оставшиеся стараются сделать как можно больше, чтобы память о них сохранилась: устраивают выставки, проводят мероприятия, добиваются установки памятных знаков. Людмила Дубровская пишет стихи.

Мы дети твои, Ленинград,

И в жизни не знали другого.

Мы любим тебя, Ленинград,

Как мать любит сына родного.

Живем от тебя далеко,

Но в памяти сохранили

Твои разводные мосты

И ночи твои голубые.

Мы дети твои, Ленинград,

И много с тобой пережили.

Мы в голод и холод войну

Последнюю крошку делили,

В блокадные годы с тобой

Делили и горе и муки,

А память о павших в те дни

Хранят наши дети и внуки.

Мы дети твои, Ленинград,

Тебя никогда не забудем.

С тобой неразлучны всегда

Душою и сердцем мы будем.

– Мы приехали на станцию Карбышево, раньше она была Куломзино, маленькие дети. Нас встретили сотни омичей, а сопровождающий сказал: «Кто может, приютите их, как своих детей», и нас всех разобрали. Я была в приемной семье 17 ребенком. Мы ехали в Омск втроем: я, трехлетняя, и две моих сестры, одной было всего полтора года. Она в дороге умерла, ее не хоронили, просто выбросили из вагона, как еще сказать. Не до этого было, — рассказывает блокадница Мария Лазарчук, — я осталась жить в Омской области, считаю себя омичкой.

– В нашей семье было трое детей, то есть их было намного больше, но выжили только трое. В 1941-м были мама, папа, я, старшие сестра и брат. Мне было четыре года, я помню все вспышками. Вспышка — папа, молодой и черноволосый, несет меня на плечах, а мама боится, что упаду и ругает папу. Вспышка — мама плачет и обнимает папу, он уходит. Вспышка — и вой сирен, страшный грохот. Потом долгое время только одно чувство — я хочу есть, только есть, больше ничего. Конечно, я знаю нашу историю больше по словам старшей сестры, ей было 15, она хорошо все запомнила. Лика умерла два года назад. Мы жили в Ленинграде, и до сих пор я сохранила чувство гордости, что я коренная ленинградка, я вросла в этот город всем сердцем. После войны вернулась на родину, а потом в Ленинграде встретила своего мужа, который оказался омичом, — вспоминает бывшая блокадница Ирина Кузнецова.

Заместитель председателя Омского областного совета ветеранов Леонид Алешин, рассказывает, что встречи блокадников давно стали традицией.

 – Вдумайтесь в эти слова «дети блокады», — говорит Леонид Алешин, — Дети! Мы все делаем, чтобы подвиг жителей Ленинграда, его защитников и всех тех, кто спасал детей, остался в веках. Ведь ситуация с Ленинградом повторяется, снова появляются блокадники. Это жители Донецка, Луганска и других городов братской нам Украины. Омичи собрали несколько гуманитарных конвоев, проложили свою дорогу жизни. А в ответ нам передают детские рисунки. Рисунки четырехлетних малышей, которые не умеют писать и уже рисуют войну. Записки младших школьников. Знаете, что они пишут? «Моя самая большая мечта — ехать на велосипеде и чтобы асфальт был ровным, а не ямах от снарядов». Или: «Я мечтаю спать всю ночь, а не бегать в убежище». Неужели все опять? Если мы не будем помнить, если не втолкуем об этом нашим детям, то все может повториться. Вдумайтесь, 27 млн человек погибло в этой войне, и я думаю, что эта цифра будет увеличиваться, ведь архивы постепенно раскрываются. Исчезло целое государство людей, разве можно это забыть и допустить еще раз? 

Особое счастье Далее в рубрике Особое счастьеКак в Омской области растут и развиваются «солнечные» дети Читайте в рубрике «Титульная страница» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»