Повторно ошиблись с диагнозом
Владимир Иголкин. Фото предоставлено семьей Иголкиных.

Владимир Иголкин. Фото предоставлено семьей Иголкиных.

Минздрав Омской области и Росздравнадзор дали ответы о причинах гибели журналиста Владимира Иголкина

23 мая умер заслуженный журналист Омской области, многолетний редактор газеты «Омский вестник» Владимир Иголкин. А 29-го омское журналистское сообщество обратилось в региональный Минздрав с просьбой оценить качество лечения больного в бюджетном Клиническом медико-хирургическом центре (КМХЦ) — под заявлением более 100 подписей.

Именно в КМХЦ Владимиру Иголкину провели несложную операцию на ноге, после чего состояние его здоровья резко ухудшилось — операция в другой клинике не помогла, журналист скончался.

На днях получены ответы Минздрава и Росздравнадзора. Комиссия Минздрава определила, что операция в КМХЦ выполнена в соответствии с порядками и стандартами медпомощи, а возникшее после выписки гнойное воспаление послеоперационной раны стопы произошло из-за проявления атеросклероза сосудов. Вместе с тем, определила комиссия, сотрудниками КМХЦ переоценены клинические данные при диагностике, не проведен консилиум с участием замглавврача по хирургической помощи и других специалистов, не соблюдены нормы этики и деонтологии (профессиональные нравственные нормы). Однако причинно-следственной связи между допущенными в КМХЦ организационными дефектами и летальным исходом члены комиссии не усмотрели. Тем не менее применили довольно жесткие дисциплинарные взыскания: кроме выговора, замглавврача по хирургической помощи предупрежден о неполном служебном соответствии, выговоры получили завотделением гнойной хирургии и лечащий врач. Аттестационная комиссия Минздрава будет решать вопрос о снижении квалификационной категории замглавврача по хирургии и завотделением гнойной хирургии КМХЦ.

Ответ Росздравнадзора примерно такой же, только нарушений госконтроль выявил больше. Так, проверяющие назвали необоснованным отказ КМХЦ в госпитализации Владимира Иголкина 6 мая, когда у выписанного домой журналиста пошло нагноение раны. А когда через несколько дней больного все же положили в стационар, то повторно ошиблись с диагнозом, выставив остеомиелит, хотя характер осложнений указывал на ишемию, атеросклероз сосудов. Ошибки могло не быть, если бы медики провели все необходимые исследования (бактериологическое, биопсию кости, УЗИ сосудов). Внезапная смерть пациента, считают в Росздравнадзоре, вызвана атеросклерозом сердца и кардиосклерозом коронарных артерий.

Прокомментировать эти выводы «Русская планета» попросила управляющего Центром медицинского права Алексея Панова (по просьбе журналистов Панов составлял запросы в Минздрав и Росздравнадзор):

- Сначала по ответу Минздрава. С моей точки зрения, понятие доступности медпомощи, прописанное в ст. 10 ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», не выдержано. Ведь когда Владимира Иголкина из бюджетного КМХЦ направили на платное обследование в частную клинику — какая же это доступность? И не на все вопросы ответил Минздрав. Супруга журналиста Татьяна Иголкина спрашивала, соблюдены ли в стационарах требования по выполнению внутреннего контроля качества и безопасности меддеятельности — прямого ответа комиссия не дает. Однако перечисляет допущенные в КМХЦ организационные дефекты: «при установке диагноза переоценены клинические данные, нарушена формулировка, не проведен консилиум…» и т.д. Из чего я делаю вывод: надлежащего контроля качества и безопасности меддеятельности все-таки не было, иначе не было бы и перечисленных дефектов. Вместо ответа на вопрос о качестве медпомощи комиссия сообщила о серьезных дисциплинарных взысканиях медикам. Но «строгачи» и неполное служебное соответствие на пустом месте не объявляются — значит, и медпомощь была ненадлежащего качества. Не стану оспаривать тот факт, что у пациента было тяжелое заболевание — атеросклероз, которое усугубило вероятность послеоперационных осложнений. Однако есть такое понятие, как информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство — когда на основании совокупности сведений о здоровье пациента, собранных и предоставленных ему медицинской организацией, он сам решает, соглашаться на операцию или нет. Потому что риск неблагоприятного исхода может быть гораздо выше, чем польза от операции. И врачи обязаны это объяснить. В случае с Владимиром Иголкиным могу предположить, что этого не было. Ведь если бы он знал, какие возможны осложнения, то отказался бы от операции. Продолжал бы хромать на ногу, принимать обезболивающее, но вполне мог прожить еще несколько лет. Возможно, бросил бы курить и прошел курс консервативного лечения от основной болезни — атеросклероза, тем самым снизив риск неблагополучного исхода. Из результатов проверки Росздравнадзора следует, что у врачей имелись данные, чтобы заподозрить атеросклероз сосудов — нужно было обладать широтой клинического мышления, чтобы оценить все риски для пациента. Кроме того, к выявленным Минздравом дефектам добавились отказ в повторной госпитализации, невыполнение стандартов обследования.

Однако перспективы судебного дела, считает юрист, пока неясны. Если родные журналиста обратятся с иском к КМХЦ о взыскании компенсации морального вреда, эксперты СМЭ почти наверняка не установят причинно-следственной связи между дефектами в оказании медпомощи в КМХЦ и летальным исходом. Вот если бы Владимир Иголкин остался жив, то мог бы предъявить КМХЦ иск о нарушении своих прав пациента (на надлежащее качество медпомощи и ее доступность) и взыскать круглую сумму морального вреда. А родственники, к сожалению, этого сделать не могут (здоровье как нематериальное благо связано с личностью, а медпомощь ненадлежащего качества им не оказывалась).

- Выговор и понижение квалификации — разве это наказание за гибель человека? — спрашивает Татьяна Иголкина. — Как минимум, таких врачей нужно лишать дипломов. Всегда ведь перестраховывались, а тут не провели элементарные обследования. Знали, что пациенту за 50 лет, что курит — неужели похожих случаев не было? Страшно, когда доктора, от которых зависит жизнь человека, относятся к своим обязанностям наплевательски.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»