Три Омска
Ново-Омск, сегодня Старый Кировск. Фото: Кирилл Счастливый

Ново-Омск, сегодня Старый Кировск. Фото: Кирилл Счастливый

Город Ленинск-Омский планировали построить в виде пятиконечной звезды, однако единственный в стране проект подобного рода так и не осуществился

В начале прошлого века на территории современного Омска находилось сразу три города: Омск, а также уже не существующие Ново-Омск и Ленинск-Омский. Последние два своему появлению обязаны Транссибирской железной магистрали, возле которой начали селиться сначала железнодорожники, а потом и предприниматели, почувствовавшие перспективы развития нового места. В годы Гражданской войны Ново-Омск стал эпицентром вооруженного восстания большевиков против войск Верховного правителя России, адмирала Александра Колчака. «Русская планета» изучила историю исчезнувших городов.

В противовес Омску

Существует версия, что Ново-Омск основали в 1896 году как промышленный и торговый центр, который, по задумке поселившихся на левом берегу Иртыша немецких предпринимателей, должен был стать центром всей Западной Сибири как своеобразный противовес Омску. В то время здесь работали гвоздильный завод, чугунолитейный завод «Азия», были открыты хлебные склады, налажена торговля алебастра, извести, мела, цемента, сала, кожи, сливочного и топленого масел, мяса и прочей продукции. Вот что пишет А. А. Папков в газете «Объединение» от 5 ноября 1910 года: «Под самым Омском встречаются теперь поселения немецких колонистов (меннонитов), расположившихся на прежних казацких участках, и на таких же участках стараниями ловких предпринимателей воздвигается теперь рядом с Омском маленький городок, которому эти предприниматели, неизвестно с чьего дозволения, присвоили наименование «Ново-Омска».

Впрочем, подтверждений данной «сепаратистской» идеи в архивных материалах корреспондент РП не нашел. Более того, зафиксированы случаи, когда жители Ново-Омска, наоборот, хотели присоединиться к Омску. В газете «Омский телеграф» от 05 марта 1915 года сообщалось, что комиссия Омской городской управы рассматривала вопрос о присоединении к городу Ново-Омска. Повторно обсуждался этот вопрос в июне 1917 года. Однако присоединение произошло намного позже. Вообще Ново-Омск официально приобрел статус города лишь в 1925 году. До этого времени он значился как поселок, причем с двумя топонимами. Помимо Ново-Омска населенный пункт, выросший возле станции Омск-пост, имел название Кулумзино — в честь начальника строительства Омского участка Транссибирской железной магистрали, инженера Анатолия Куломзина.

Поселок быстро развивался, в 1925 году в нем жили более 11 тыс. человек, хотя это увсе равно было значительно меньше, чем в двух других городах. В Омске на тот момент проживали более 111 тыс. человек, в Ленинске-Омском — более 32 тыс. Тем не менее в Ново-Омске были построены важные промышленные и транспортные объекты: аэропорт, нефтебаза, первая в Сибири механическая обувная фабрика, кожевенный завод и самый большой за Уралом элеватор, высота главной башни которого составила 72 м. Это сооружение и сейчас является в Омске самым высоким.

А в 1929 году Ново-Омск становится столицей укрупненного Ново-Омского района Омского округа Сибирского края, площадь которого составила 3, 5 тыс. км². Здесь проживали более 62 тыс. человек. Казалось бы, теперь для для дальнейшего роста и развития города на Левом берегу Иртыша открываются блестящие перспективы, однако постановлением ВЦИК от 10 апреля 1933 года Ново-Омск объединяют с Омском, превращая его Куломзинский район. С 1 апреля 1935 года по постановлению ЦИК СССР для увековечения памяти выдающегося деятеля партии Сергея Кирова Куломзинский район был переименован в Кировский. Так с карты Сибири исчез молодой амбициозный город, просуществовавший всего 9 лет. Сейчас территория Ново-Омска носит название Старый Кировск.

Куломзинское восстание

22 декабря 1918 года в Ново-Омске против Колчака восстали большевики. Восстание также прошло в трех районах Омска, где находилась ставка Верховного правителя России Александра Колчака. Адмирал в этот момент тяжело болел.

– Центром восстания стали станция Куломзино и примыкающий к ней поселок Ново-Омск. В Куломзино восстали железнодорожники, солдаты особой пулеметной роты, грузчики, строители, рабочие мельницы Колокольникова, заводов «Азия» и шпалопропиточного. К ним присоединились солдаты прибывшего с запада эшелона. Они выскакивали из теплушек и с криками: «Да здравствует власть Советов и куломзинский пролетариат!» — вступали в ряды сражавшихся рабочих, — так пишет в своих очерках о Гражданской войне омский краевед Мария Юрасова.

Несмотря на хорошую конспирацию, в Омске один из штабов провалился — была арестована группа рабочих-большевиков и захвачена явочная квартира со складом оружия. Чтобы не допустить жертв среди рабочих, большевики решили отменить восстание, но информация об этом из-за плохой связи в Ново-Омск не поступила. Разрозненные группы в Омске тем временем успели разоружить казачью сотню, чехословацкий отряд численностью около 400 человек, захватить один из заводов и тюрьму. Однако после получения информации об отмене восстания боевые действия были прекращены.

А в Ново-Омске все шло по плану. Восставшие разоружили отряд белочехов, сняли караул с железнодорожного моста, захватили станцию, почту, милицию. На подавление мятежа Колчак бросил карательные отряды. Всю ночь на левом берегу Иртыша шли боевые действия. К утру Ново-Омск оказался в руках белогвардейцев. В этот же день военно-полевые суды выносили массовые смертные приговоры. Приговоренные расстреливались в Омске и в Куломзино. Дневниковые записи одного из членов правительства Колчака Петра Вологодского дают следующие данные о жертвах декабрьского восстания: «По официальным данным, при подавлении восстания по приговору военно-полевого суда расстреляно 49 человек, приговорено к каторжным работам и тюрьме 13 человек, оправдано 3 и убито при подавлении восстания — 133 человека. В поселке Куломзино жертв оказалось гораздо больше, а именно по приговору суда расстреляно 117 человек оправдано — 24, убито при подавлении мятежа — 144 человека».

В некоторых других источниках отмечается, что в ходе подавления восстания погибли около тысячи человек. Точное количество жертв в армии Колчака неизвестно. Весной 1920 года в местах расстрела в Ново-Омске из ям были извлечены трупы восставших и захоронены в центре поселка, а 7 ноября 1922 года рабочие мельницы Колокольникова на братской могиле установили деревянный памятник. В 1925 году его заменили на новое мемориальное сооружение высотой 7 метров, которое стоит на площади Восстания до сих пор.

Город-звезда

На правом берегу Иртыша, напротив Ново-Омска, в начале прошлого века находились земли Сибирского казачьего войска. В 1899 здесь образовался Атаманский хутор. Одновременно росли и другие поселки, прилегающие к железной дороге. Черный городок — селение на берегу Иртыша у железнодорожного моста. Здесь жили строители дороги, рабочие паровозного депо, кочегары, смазчики. Территория южнее Черного городка принадлежала Порт-Артуру. Название поселка возникло в связи с Русско-японской войной, частичкой Порт-Артура был Треугольник. Первые его постройки —лачуги и землянки строителей Транссибирской магистрали. Южнее паровозовагоноремонтного завода размещался Красный городок. В начале 1920-х годов здесь во временных бараках расквартировались подразделения Красной Армии. В 1922 году все эти населенные пункты войдут в состав образованного города Ленинск-Омский. В отличие от Ново-Омска, он никогда не противопоставлялся Омску, с которым его соединяла железнодорожная ветка длиной в 3,5 версты для перевозки пассажиров и грузов. Просуществовал Ленинск-Омский, как и Кулумзино, около девяти лет. В 1930 году Президиум Западно-Сибирского крайисполкома решил включить о его в состав города Омска в качестве Ленинск-Омского района.

По мнению известного омского блогера Игоря Федорова, Ленинск-Омский интересен для истории тем, что план его застройки нарисован в виде пятиконечной звезды — эмблемы Республики Советов. Данный проект, который по неизвестным причинам так и не был доведен до конца, в 1920-е годы предложил советский инженер Назаретов. Подтверждением этой идеи могут служить существующие ныне 1-я и 2-я улицы Красной Звезды, пересекающиеся искривленными лучами.

– Уникальный проект даже для страны в целом, часть которого была реализована и осталась в соответствующих топонимах, смысла которых никто не понимает до сих пор, как и не понимает их странного географического разброса. Настоящая фантастика. Но только не для тогдашних архитекторов. Никто и никогда уже не построит ничего подобного, — делится в своем посте Игорь Федоров.

«Прятала ножи, спички. Из петли вытаскивала» Далее в рубрике «Прятала ножи, спички. Из петли вытаскивала»Как живут в Омской области «приемные семьи» для стариков и инвалидов Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»